Stolica.ru   Реклама в Интернет
  Все Кулички
  "Заневский Летописец"
  "Сам себе 03"
Корзина для метеорита
Корзина
Культурный слой
  Конец 2002 года
  Середина 2002 года
  Начало 2002 года
  Конец 2001 года
  Середина 2001 года
  Начало 2001 года
  Конец 2000 года
  Середина 2000 года
  Начало 2000 года
  Конец 1999 года
  Середина 1999 года
  Начало 1999 года
Проекты
 Помощь до "Скорой"
  "В мире событий"
  "Умелые руки"
 Город Тында
  "Предки"
 
  doka(a)kulichki.com
 

 

    ©2000-2003
 
   

Конец 2000 года

Про Петербург

     В одной из рассылок пришла такая статья.

     Петербуржец - особый вид человека.

     Почему петербуржца, если он прожил в этом городе достаточно долго, сразу же можно выделить среди жителей других городов? Он отличается не чем-то одним. Это целый комплекс отличий, куда относятся и особенности мышления, и разговор, и манера поведения, и еще что-то неуловимое, что можно назвать неповторимой аурой петербуржца. Совершенно очевидно, что Петербург способен колоссально влиять на живущих здесь людей. Город целенаправленно изменяет нас, своих жителей в нужную ему сторону. Он также способен сломать человека физически и духовно, если тот не принимает эти изменения. Вряд ли в мире еще можно найти город с таким свойством. Этому влиянию города подвержены все без исключения люди, из всех слоев общества. Этот процесс одними из первых заметили литературоведы, искусствоведы. В жизни каждого деятеля культуры они недаром выделяют особые периоды жизни, связанные с Петербургом. Поэты, писатели, художники - все они претерпевали изменения в своем творчестве под влиянием города. Анализ этого явления, конечно же, делался неоднократно. Но корни его пытались найти не особенно глубоко, в основном, в культурных особенностях города - в его архитектуре, эстетике.

     Совершенно очевидно, что особенности петербуржцев, отличающие их от жителей других городов, являются следствием более глубоких причин, нежели удивительная культура нашего города. Более того, сама культура Петербурга, его архитектура, эстетика являются следствием тех же причин, которые мы сейчас обсудим.

     Петербург является уникальным местом, подобного которому на земном шаре, может быть, нет. Уникальность его заключается в том, что колоссальный город построен исходя из военно-политических задач на принципиально непригодном для жизни месте, на болоте. Болото - это пустое, с энергетической точки зрения, образование, своего рода энергетический вакуум. Болото не создает энергетической платформы для объектов, находящихся на нем. Если строить на болоте какие-то сооружения, каждое из которых будет обладать своей энергетикой, то вся эта пестрая мозаика будет как бы висеть в энергетической пустоте. Поэтому энергетическая атмосфера в городе меняется на каждом шагу.

     В любом другом городе, который создавался более естественным образом, можно ощутить какие-то однородные участки, где человек чувствует себя более или менее спокойно и комфортно. Энергетика Петербурга, которая ощущается телом, т.е. неосознанно, не позволяет организму человека находиться в уравновешенном, безразличном состоянии. На телесном уровне человек постоянно испытывает изменения, переключения. Это приводит к тому, что у каждого петербуржца развиваются определенные умения компенсировать эту неоднородность, неустойчивость энергетической атмосферы. Но эти умения возникают не на уровне непосредственно телесных ощущений, а на уровне психики, ментальном уровне. Человек, живущий в Петербурге, должен выработать особую внутреннюю устойчивость нервной системы, своего мышления, которая позволяет скомпенсировать бесконечные изменения условий существования его тела. И эта внутренняя устойчивость становится свойством психики человека, длительное время живущего в Петербурге. Если петербуржец сумел выработать у себя эту внутреннюю устойчивость, тогда он может жить долго, если не сумел - тогда его жизнь в Петербурге превращается в мучение, он болеет. Думаю, что у каждого из нас есть примеры подобных людей среди родственников и знакомых. Основная масса людей, приезжающих в Петербург, все-таки вырабатывает в себе эту внутреннюю устойчивость. Средний петербуржец подсознательно гораздо больше ориентируется на духовные или идеологические ценности, чем человек из другого региона мира. Потому что эти ценности дают стабильность его нервной системе. Без них он физически не может жить в Петербурге.

     Таким образом, экологическая среда Петербурга создает определенный вид психологической или ментальной жизни петербуржца. И, конечно же, потребности нервной системы в стабильности реализуются на всех уровнях. Начиная с того, что Петербург всегда отличался особым стилем речи, чистым и нейтральным языком, наиболее близким литературному. В качестве объяснения причины этого вы можете сказать, что Петербург долгое время являлся литературной столицей России, здесь формировались литературные традиции. Но почему рабочий Петербурга, не связанный с литературой, говорит чище, чем рабочий из другого города? Ответить на этот вопрос можно только в том случае, если понять, что язык, кроме того, что он является средством передачи информации, средством общения, является также и средством внутренней саморегуляции. Житель Петербурга гораздо больше склонен добиваться какой-то ясности, чистоты и четкости собственной речи потому, что именно чистота и четкость речи обеспечивают ему требуемую внутреннюю устойчивость и стабильность на ментальном уровне.

     С этой же точки зрения можно посмотреть и на архитектуру Петербурга. Лепные украшения - маски, барельефы, скульптура, которые имеются на всех старых зданиях, это многочисленные островки, повышающие стабильность восприятия человека и позволяющие ему получать больший психологический комфорт. У петербуржцев существует физическая потребность в этих внешних украшениях. Причем, это не просто украшения. Все эти элементы обеспечивают независимость зрительной опоры от стен здания, от его функционального назначения, независимо от самой окружающей обстановки. А знаменитые петербургские решетки? С энергетической точки зрения это структуры, несущие точное функциональное назначение. Они сделаны не так, как в других городах. Решетки создают некую энергетическую непрерывность, однородность, компенсирующую природную изменчивость. Находясь у любой петербургской решетки можно почувствовать, что находишься в однородной зоне, которая сохраняет тебя и поддерживает в одном и том же состоянии. Такую функцию решетки в других городах мне ни разу не удалось наблюдать.

     Таким образом, Петербург всеми своими средствами - культурными традициями, архитектурой, традициями взаимодействия между людьми носит в себе стремление к стабильности. Тело петербуржца в силу энергетических особенностей природной среды не знает такой стабильности, а выжить без нее невозможно. Поэтому человек ищет стабильность в области духовной жизни. И сам создает для себя такую среду.
     На общую энергетическую нестабильность, присущую географическим условиям, накладываются еще и погодные условия. Все это приводит к тому, что человеку нужно куда-то деться от отрицательных телесных ощущений. И петербуржец находит, куда он может уйти. В различные увлечения - книги, коллекционирование, решение кроссвордов, другие ментальные упражнения.
     Только в Петербурге имеется так много людей, которые знают, что для того, чтобы успокоить свои нервы, надо почитать книжку или сосредоточиться на каком-то хобби. Именно петербуржцы хорошо знают, как принципиально важно душевное спокойствие и внутренняя гармония, без которой, как они чувствуют, невозможно жить. Конечно, сейчас в Петербург приезжает много новых людей. Горожане теперь не представляют собой однородную дружную семью, где все хорошо себя чувствуют. Но наблюдение за приезжими показывает, что ни один человек не может избежать необходимости стабилизации себя на ментальном, духовном уровне. Соответственно, если он проживет в Петербурге достаточно долго, лет 30, то Петербург сделает его таким, каким нужно быть в этом городе. Вынудит пользоваться средствами внутреннеей регулировки. Это и есть, на наш взгляд, главная особенность Петербурга и его жителей. В этом смысле, действительно, петербуржец - особый вид человека.


     Каково? Что, правда?

     А все правда. Кроме того, что неправда :-)
     То есть, чушь.
     Если ее выковырять, то остальное - правда.

     "Почему петербуржца, если он прожил в этом городе достаточно долго, сразу же можно выделить среди жителей других городов?"
     Вообще-то неверно.
     Наверное, жителя любого города можно определить. Если знать специфику этого города.
     Вы можете определить москвича? Наверняка, можете.
     Я только по произношению определяю людей с точностью до региона: юго-восток, юго-запад, прибалтика, волжаков, само собой...

     "Уникальность Петербурга заключается в том, что колоссальный город построен на принципиально непригодном для жизни месте, на болоте."
     Да, в общем тоже мура.
     Насыпные грунты в Петербурге - до пяти метров. Все болото давно засыпано.
     Чистейшим песком.

     "Болото - это пустое, с энергетической точки зрения, образование, своего рода энергетический вакуум. Болото не создает энергетической платформы для объектов, находящихся на нем."
     Ну это уж и совсем чушь. Кто "его" мерил? И чем?

     Если исходить из рассуждений этой рассылки, то в Тынде вообще жизни нет, потому что там зимой белок вымерзает на пять метров в глубину.

         Не вымерзает, а оттаивает. И не зимой, а осенью. К зиме. И не на пять, а на три (чаще на два). И не белок, а почва. А малолетний белок, вон - шляется по улице и ничего. Я говорю: "Марька! Минус сорок! Я пока на работу дошел - коленки околели". А она: "Не, папа, тепло. Мы знаешь как бегаем!"

     Ежели в мелкоскоп посмотреть на мелкие неживые частицы, то они тоже "знашь, как бегают"!
     По Броуну.
     А - неживые.
     Стало быть ваш белок Марька - не доказательство жизни в Тынде.


Назад                Обложка                  Вперед

Stolica.ru

Реклама в Интернет